«Хотите играть Nuke – всегда пожалуйста». TaZ – о первой победе в Кракове

После победы над Vega Squadron Виктор «Taz» Войтас рассказал о том, как команды выбрали Nuke, насколько хорош Snax как внутриигровой лидер и какую травму он получил во время футбола.

– Вы переживали, отправляясь на этот «мейджор»? Ведь в последнее время форма у вас не лучшая.  Это беспокоило, или вы уже расслабились?

– Если за мной следить, хорошо меня знать, то станет заметно, что я не переживаю. Я знаю, как мы играем, как тренируемся, я понимаю, как устроена команда. Если что-то и было не очень хорошо, то это настрой во время игр. Просто если мы агрессивны, если верим в себя, то со всеми без труда справляемся.

– Вас удивило, что они пропустили Nuke?

– О да. Странно же: у всех по три бана, мне казалось, на этом турнире все будут убирать Nuke. Но такое мы приветствуем с распростертыми объятьями. Хотите играть на Nuke – всегда пожалуйста.

– Не думаю, что вам кто-либо еще даст сыграть на Nuke.

– Увидим, увидим. Может случиться, что нам попадутся игроки вроде FaZe, очень сильно уверенные в себе люди, и Nuke они пропустят. Будем держать кулаки.

– За кем сейчас внутриигровое лидерство? Похоже на то, что в последнее время оно пару раз переходило из рук в руки.

– Snax уже некоторое время пробыл внутриигровым лидером, но мне кажется, сейчас первый ивент, на котором он в этом качестве по-настоящему раскроет свой потенциал.

– Я знаю, что ты уверенный в себе человек и что у вас и раньше бывали спады, но чтобы на трех больших LAN-турнирах подряд вы не вышли из группы – такое, по-моему, в первый раз. Вы, конечно, очень опытная команда; насколько сложно было определить источник проблемы и поработать над ее устранением?

– Коротко не ответишь. Начну с турниров. От нас такое, конечно, нехорошо прозвучит, но турниры сейчас становятся крупнее и крупнее, и когда отправляешься на ивент с призовым фондом в четверть миллиона, он уже не кажется большим. Хороший ивент, безусловно, но у самых крупных призовые фонды в полмиллиона, в миллион, а у китайских бывает и два миллиона. Так что о призовом фонде в наше время столько уже не думаешь. Все сводится к победе или поражению. Неважно, проиграешь ли ты 0:3, взяв шесть раундов за весь турнир, или 2:3 – ведь в итоге вылетаешь точно так же, как и команда, что проиграла 0:3.

Я убежден, что с тактической точки зрения у нас есть все, что нужно для победы; думаю, вы уже видели в нашем исполнении кое-что новое, видели, как мы можем играть в другом темпе, и вот где мы чувствуем себя уверенно. Но вот в Кельне мы попросту не очень хорошо настроились на игру. Теперь мы в Кракове, в Польше, и я вам не могу сказать, что мы всех раскатаем, но могу сказать, что на этом турнире вы увидите VP с лучшей стороны, поскольку мы у себя на родине, где все за нас болеют и хотят видеть нас на стадионе. В Катовице нам этого не удалось, мы всех разочаровали, включая самих себя. Мы здесь для того, чтобы проявить больше уважения к людям. Нам нужно этого добиться – не для себя, а для фанатов, для наших людей, для страны.

– У тебя остались какие-то травмы после футбольного матча?

– Тут, кстати, забавно, потому что я там был старше всех — ой, хотя нет, не был! Но, к сожалению, один каждый день бегает, а другой — из второй Бундеслиги. Так что из олдовых чуваков я был хуже всех. Не то что в этом интервью, где по крайней мере есть ты. [смех] Я был единственным, кто во время игры не раз летел на землю. У меня болела рука после матча, только сейчас все эти травмы заживают, и надеюсь, все будет в порядке.

Как вы следили за Virtus.pro в 2017 году? Самый трудный тест дня